"Каждый следующий год будет хуже предыдущего". Почему пожары в России – это катастрофа

Сильные лесные пожары бушуют сразу в нескольких регионах России. По данным МЧС, горит 766 тысяч гектаров леса – это в три раза больше, чем площадь Москвы. Сложная обстановка сразу в нескольких регионах, но самая острая ситуация в Якутии – на нее приходятся 80% всех лесных пожаров в России. Очень сложная обстановка также на Чукотке, в Камчатском крае, в Магаданской и в Челябинской областях, в Карелии.


В Гринпис называют происходящее пожарной катастрофой и отдельно отмечают, что она происходит четвертый год подряд, чего не было за всю историю наблюдений. Об этом в эфире Настоящего Времени рассказал сегодня Григорий Куксин, руководитель противопожарного проекта Гринпис России. Он также рассказал, почему большую часть пожаров в Якутии никто не тушит и не собирается тушить.


– Последние годы бьют рекорды один за другим, поэтому каждый раз кажется, что такого не было, и надеемся, такое не повторится. Этот год опять бьет очередные рекорды, по крайней мере, по отдельным регионам. В Якутии такой плохой ситуации давно не было, а если говорить о нацпарке "Ленские столбы", возможно, никогда не было так, чтобы столько пожаров одновременно и настолько тяжело, настолько рано начались, в настолько экстремальную жару и засуху. Но в целом мы начинаем привыкать к этой климатической норме, и уже чуть притупляются воспоминания про пожары 2019 года.


Все последние годы эта волна таких рекордных значений потому, что климатическая норма поменялась. Если лет 20 назад, когда я начинал тушить пожары, мы довольно точно знали, что есть климатические погодные циклы, связанные с солнечной активностью, примерно раз в 10-12 лет бывает экстремально плохой год, раз в четыре года бывают такие тяжелые годы, то сейчас этой волнообразности, цикличности практически нет. Каждый год плохой. Все последние годы плохие. И, по всей видимости, каждый следующий будет хуже предыдущего, потому что климатическая норма поменялась. Она уже поменялась, это не прогноз, среди пожарных не осталось климатических скептиков.


За мои 23-24 года тушения пожаров я наблюдаю, как поменялась продолжительность пожароопасного сезона. Раньше у нас была зима, когда не было пожаров. Теперь у нас нет зимы: теперь у нас в новогоднюю ночь начинаются пожары, и с боем курантов в конце года они же заканчиваются. Сейчас горит экстремально много.


Если говорить о Якутии, то большую часть пожаров, которые там происходят, вообще никто не тушит и не собирается тушить. Это так называемая зона контроля, где по экономическим причинам, по бедности, по нищете мы отказались тушить пожары. Естественно, после того, когда дождем их чуть пролило, они разгораются заново, и раз их никто не тушит, никто не использует эту паузу.


Поэтому сейчас снова идет по нарастающей рост пожаров в Якутии, рост пожаров в Красноярском крае, в Иркутской области, на Чукотке, на Камчатке. К сожалению, очень тревожная ситуация в том числе в населенных частях страны, в Центральной России. Такая экстремальная погода создает условия, когда люди массово устраивают пожары и пожарные не могут их быстро потушить.


– Климатическая норма, вы имеете в виду глобальное потепление?


– Глобальные изменения климата: где-то это наводнения, где-то это пожары. Для нас, пожарных, это проблема с экстремальными волнами жары и засухи, когда высыхает то, что обычно мокрое, и гореть начинают те леса, те территории, которые раньше не горели.


Например, в этом году буквально несколько недель назад мы тушили заповедник на Северном Урале, заповедник "Денежкин Камень". Как правило, настолько мокрая территория, что хоть сколько там бей молниями, он никогда не загорался до этого. Теперь последние несколько лет подряд он горит. И вот такое происходит много где. Увеличивается продолжительность сезона, увеличивается продолжительность засухи, увеличивается эта частота волн жары – и начинает гореть экстремально то, что горело так себе или не горело вовсе.


Люди устраивают столько же пожаров. Люди – это причина большинства пожаров, 99% по вине людей. Даже летом, даже когда грозы есть, 9 из 10 – по-любому по вине человека. Но в этих условиях, когда меняется климат, а он меняется под воздействием людей, получается, что мы устраиваем больше пожаров в изменившихся условиях, они легче загораются, их гораздо труднее тушить, они легче разрушают леса, они легче доходят до городов, они уносят больше жизней с каждым годом.


– Вы упомянули, что было принято решение некоторые труднодоступные очаги не тушить вовсе. Насколько это нормальное решение?


– В большинстве случаев оно законное: его принимают в соответствии с нормами, правилами, с зонированием наших лесов. Но примерно половина российских лесов относится к так называемым зонам контроля – это очень лукавое название. Там на самом деле никто ничего не контролирует, это зона, в которых пожары можно наблюдать из космоса и, по решению властей, можно их не тушить, если это экономически нецелесообразно, как считается. Ущерб от этих пожаров ожидается не такой большой, как затраты на тушение.


На самом деле это просто от бедности – нет денег, чтобы тушить все. Это тоже очень понятно. Я, как пожарный, часто принимаю решение, какую деревню тушить, я уж не говорю о том, какой лес – сюда или сюда, потому что у тебя силы ограничены всегда, невозможно поставить пожарную часть в каждой деревне, невозможно поставить лесника под каждым деревом. Пока у нас много пожаров, мы вынуждены выбирать, какой тушить.


Но даже если мы всех пожарных России сейчас задействуем, а сейчас почти все задействованы, все равно большую часть пожаров, по крайней мере, по площадям мы сейчас не тушим. Если я не ошибаюсь, на сегодняшний день 230 пожаров, по которым принято решение отказаться от тушения в силу экономической нецелесообразности. И эти пожары дают больше миллиона гектаров площади.


Источник: https://www.currenttime.tv

Просмотров: 0Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Неосталинская экономика. Новый курс российского правительства

В перспективе следует ожидать все большей интеграции крупного бизнеса в систему планирования государственных проектов. Это предполагает контроль за ценами и доходами бизнеса и, возможно, директивное р

Потери страховых компаний из-за стихийных бедствий в 2021 году достигли $40 млрд

По данным аналитиков, это самая большая сумма за полугодие в последнее десятилетие Потери страховых компаний в первом полугодии 2021 года вследствие экстремальных погодных условий достигли почти $40 м